kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
Несколько лет назад я делала книгу с подборкой цитат и афоризмов Булгакова. По МиМ, "Собачьему сердцу", пьесам, рассказам. Вся книга довольно большая, поэтому выкладываю подборку только из "Белой гвардии".

Но дни и в мирные и в кровавые годы летят как стрела…

Мать сказала детям:
– Живите.
А им придется мучиться и умирать.

Если тебе скажут, что союзники спешат к нам на выручку, – не верь. Союзники – сволочи.

Русскому человеку честь – одно только лишнее бремя...

О, только тот, кто сам был побежден, знает, как выглядит это слово! Оно похоже на вечер в доме, в котором испортилось электрическое освещение. Оно похоже на комнату, в которой по обоям ползет зеленая плесень, полная болезненной жизни. Оно похоже на рахитиков демонов ребят, на протухшее постное масло, на матерную ругань женскими голосами в темноте. Словом, оно похоже на смерть.

Была бы кутерьма, а люди найдутся.

«Героем можешь ты не быть, но добровольцем быть обязан».

Паапрошу вас советов мне не давать! Слушать, запоминать. А запомнив – исполнять!

Довольно сентиментальничать. Просентиментальничали свою жизнь. Довольно.

Что бы там ни было, а немцы – штука серьезная. Похожи на навозных жуков.

У зулусов жить – по зулусьи выть.

Всю свою жизнь до 1914 года Козырь был сельским учителем. В четырнадцатом году попал на войну в драгунский полк и к 1917 году был произведен в офицеры. А рассвет четырнадцатого декабря восемнадцатого года под оконцем застал Козыря полковником петлюровской армии, и никто в мире (и менее всего сам Козырь) не мог бы сказать, как это случилось. А произошло это потому, что война для него, Козыря, была призванием, а учительство лишь долгой и крупной ошибкой. Так, впрочем, чаще всего и бывает в нашей жизни. Целых лет двадцать человек занимается каким нибудь делом, например, читает римское право, а на двадцать первом – вдруг оказывается, что римское право ни при чем, что он даже не понимает его и не любит, а на самом деле он тонкий садовод и горит любовью к цветам. Происходит это, надо полагать, от несовершенства нашего социального строя, при котором люди сплошь и рядом попадают на свое место только к концу жизни. Козырь попал к сорока пяти годам. А до тех пор был плохим учителем, жестоким и скучным.

Да и никто ничего не понимал в Городе, и в будущем, вероятно, не скоро поймут.

– Петлюра, это так дико... В сущности, совершенно пропащая страна…

…Он боялся испугаться и все время проверял себя: «Не страшно?» – «Нет, не страшно», – отвечал бодрый голос в голове, и Николка от гордости, что он, оказывается, храбрый, еще больше бледнел.

Достаточно погнать человека под выстрелами, и он превращается в мудрого волка; на смену очень слабому и в действительно трудных случаях ненужному уму вырастает мудрый звериный инстинкт.

Инстинкт: гонятся настойчиво и упорно, не отстанут, настигнут и, настигнув совершенно неизбежно, – убьют. Убьют, потому что бежал….

... А он, этот внешний мир... согласитесь сами, грязен, кровав и бессмыслен.

Да с... вот с писатель был граф Лев Николаевич Толстой, артиллерии поручик... Жалко, что бросил служить... до генерала бы дослужился... Впрочем, что ж, у него имение было... Можно от скуки и роман написать... зимой делать не черта... В имении это просто.

У нас в России, в стране, несомненно, наиболее отсталой, революция уже выродилась в пугачевщину...

– Убедительно советую, поменьше читайте апокалипсис...

– Может быть, деньги мешают быть симпатичным. Вот здесь, например, ни у кого нет денег, и все симпатичные.

Велик был год и страшен год по рождестве Христовом 1918, но 1919 был его страшней.

Просто растает снег, взойдет зеленая украинская трава, заплетет землю... выйдут пышные всходы... задрожит зной над полями, и крови не останется и следов. Дешева кровь на червонных полях, и никто выкупать ее не будет.
Никто.

… Он, все видевший на своем веку, знает, что сверхъестественного не бывает в жизни. Ибо все в ней сверхъестественно.

Нужно ловить каждую эту минутку, что падает, как капля, в жарком доме, скатываясь с часов; а то кто поручится, что не разломятся небеса змеевидной шрапнельной ракетой, не заворчит опять даль.

Вот чертовы бабы... Никогда их к хорошему человеку не потянет. Он, правда, особенного ничего плохого не сделал, но ведь какой же он, к черту, муж? Врун, каких свет не производил, идейки никакой в голове. Только что голос. Но ведь голос можно и так слушать, не выходя замуж.

Времечко то, времечко... Эх, эх... Ну ничего... ничего... пережили и еще переживем...

@темы: Литература