12:55 

"Вкус ненависти", мини по "Сердцам трех" на зимнюю битву

kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
В этом году я случайно поучаствовала в ЗФБ - неожиданно написался фик, и я предложила его команде Library of Adventures, у которой сама все эти годы была постоянным читателем:)

Название: Вкус ненависти
Автор: WTF Library of Adventures 2018
Бета: WTF Library of Adventures 2018
Канон: Дж. Лондон «Сердца трех»
Размер: мини, 1003 слова
Пейринг/Персонажи: Генри Морган/Акатава
Категория: гет
Жанр: романс, драма
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Они не понравились друг другу с первого взгляда.
Примечание: Автор всегда предпочитал финал из советского фильма и решил представить, как герои могли к нему прийти, и почему в это случае пуля Торреса пролетела мимо Акатавы.

Они не понравились друг другу с первого взгляда. Она ему – потому что женщина не должна быть такой красивой, чтобы смущать почти женатого мужчину. А он ей… просто потому что не понравился. Это мужчины обязаны все анализировать, а женщина имеет право верить своим чувствам.
Но тогда это ничего не значило. Акатава видела свое будущее в золотом котле и знала: ее мужем станет Фрэнсис. Генри обходился без золотых котлов и наркотического дурмана, он и так знал, что его женой станет Леонсия.
И так действительно было бы, если бы к семье Солано не явился старый китаец, торгующий секретами…
Потом Генри уже не удивился, когда однажды днем Леонсия привела в дом Акатаву, и та высокомерно сообщила, что Фрэнсис теперь свободен. Кажется, с той минуты, как он узнал, что чуть не женился на родной сестре, он ждал чего-нибудь подобного. Если фортуна на кого-то рассердилась, она не ограничится одним ударом, а будет долбить и долбить, вколачивая неудачника в землю по самую шляпу.
В Сан-Антонио Акатава и Генри возненавидели друг друга сразу же. Он не мог ей простить, что она вышла замуж за Фрэнсиса и не смогла его удержать. А она… она просто его ненавидела, вот и все. Хотя может быть и за то, что он оказался братом Леонсии – тоже.
Кто-нибудь посторонний мог бы подумать, что Генри ревнует и не хочет Леонсии и Фрэнсису счастья. Какая глупость! Он не мог не хотеть счастья двум самым дорогим для него людям. Но насколько легче было страдать втроем. У них все было на троих – дружба, приключения, любовь, а потом и страдания. А теперь что? Леонсия уедет в Нью-Йорк к Фрэнсису, он будет для них третьим лишним и останется один: разве это честно? Но Фрэнсиса и Леонсию он слишком любил, чтобы возненавидеть. Другое дело – Акатава! Тем более, что она охотно отвечала ему взаимностью.
Генри чувствовал, когда она входила в комнату – воздух становился разреженным, словно перед грозой. В ее голосе слышался холод стали. В ее глазах бушевало темное пламя. Он знал, что она тоже не стала мстить Фрэнсису и Леонсии, а обратила свою ненависть на него. И это вызывало у него приятную дрожь, словно перед хорошей схваткой. Давно у него не было такого врага.
Удивительно, как хорошо работается в атмосфере взаимной ненависти. Когда воздух звенит от напряжения, все чувства обострены, а движения идеальны, ведь никто не имеет права на ошибку, зная, что рядом не друг, а враг. Довольно скоро вся семья Солано и даже Леонсия отошли в сторону, не мешая Генри и Акатаве готовиться к нападению на Долину Затерянных Душ. А они словно сговорились перещеголять друг друга в подозрительности и придумывании всяких ужасов. Их спутники ворчали и ругали их на все лады, отправляясь в путь, нагруженными тюками с динамитом и обвешанными оружием. Ругали до тех пор, пока не пришлось взрывать гору, а потом поливать свинцом и обезумевших сторонников жреца, и отряд Торреса. Впрочем, и Генри, и Акатаве было наплевать на чужое мнение – вот уж в этом они сразу были солидарны.
Акатава собиралась выйти из расщелины, ведущей в долину, сразу за Генри. Она пренебрегла всеми увещеваниями и требованиями, не пожелав быть лишь проводницей и держаться вместе с Леонсией позади вооруженных мужчин. Царица по ее мнению могла идти только во главе своего войска и никак иначе. Да и кто бы мог ей запретить? У нее не было ни отца, ни братьев, да и мужа теперь тоже не было.
Когда Генри еще до отправления в первый раз сказал ей «нет», она только презрительно улыбнулась, зная, что без нее они не найдут дорогу. И он вынужден был уступить, хотя ему эта уступка была как кость в горле.
Когда он снова сказал «нет», она даже не удостоила его взглядом, лишь швырнула камень на дорожку, казавшуюся такой пустой и безопасной, и скривила алые губы, когда все отшатнулись от разверзнувшейся перед ними пропасти.
Когда уже на входе в расщелину он повторил «нет» в десятый, а может быть сотый раз, пытаясь заставить ее не лезть на рожон и не рисковать жизнью – не женское это дело – и с проклятьем пообещал, что если понадобится, он лично свяжет ее и перекинет через лошадь, чтобы она осталась в безопасном месте, Акатава посмотрела ему в глаза и спросила:
– Чего ты хочешь, Генри Морган? – ее взгляд словно проникал ему прямо в душу, в самые темные закоулки, куда он и сам старался не заглядывать. – Хочешь власти надо мной? Или меня, потому что я принадлежу Фрэнсису?
Генри скрипнул зубами, но не отвел взгляда.
– Хочу. Но не поэтому.
Это было почти правдой. Но все-таки не до конца. И Акатава знала это, он видел это знание в глубине ее бездонных глаз.
– Так попробуй взять. И посмотрим, сможешь ли ты стать моим господином.
Она тоже хотела отобрать что-то у Леонсии. А может быть и не только этого…
Ее губы пьянили лучше самого крепкого бренди. Ее тело было словно наполнено горячими живительными соками земли. И для нее не было разницы между ночью и днем, дворцом и широким лугом, прочной крышей и звездным небом. Она была царицей и рабыней одновременно – ожившая мечта любого мужчины, пробуждающая первобытные инстинкты и дарующая первобытную силу.
Золотой котел солгал. И все расчеты тоже были неверны. Генри внезапно понял это, когда рассветные лучи разогнали ночной дурман, а вместе с тем исчезла и так долго лелеемая им ненависть. Леонсия и Фрэнсис будут счастливы там, в Нью-Йорке, среди стекла и бетона, там, где он навсегда остался бы чужим. Таким же чужим, какой была Акатава.
Он отвел взгляд от разгоравшейся зари, чуть повернул голову и встретился с внимательным взглядом бархатистых глаз.
– О чем ты думаешь?
Генри широко улыбнулся. О, женщины, царицы или рабыни – бывают моменты, когда вас всех интересует один и тот же вопрос!
– Я думаю о том, как ты прекрасна.
И в тот же миг это стало правдой. Да и зачем ему сейчас были другие мысли?

***

Когда они вышли из расщелины, ведущей в Долину Затерянных Душ, Генри остановил отряд и, прислушавшись, резко приказал:
– Акатава, ты дальше не идешь. Спрячься за этот валун и жди нас.
Все ожидали, что она как обычно ответит «нет», но Акатава молча шагнула за указанный камень. В ее мире женщина никогда не спорила со своим мужчиной. А еще через мгновение пуля Торреса просвистела там, где только что была ее голова…


www.diary.ru/~wtfb2018/p214728436.htm

@темы: Фанфики, Мое творчество, Литература, Кино

URL
Комментарии
2018-04-05 в 16:00 

Nelvy
История не имеет сослагательного наклонения. Жизнь тоже.
:vo:

2018-04-05 в 16:01 

kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
Nelvy, спасибо :sunny:

URL
2018-04-05 в 21:21 

Anihir
Хозяйка Медной горы
Так это же хорошо, что написался :)

2018-04-05 в 21:22 

kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
Anihir, ага :)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Четырнадцать аллей

главная